Из чего состоит Украина

Время от времени слышатся мнения, с той стороны в основном, что войну на Донбассе устроила Россия, и ничего не было бы, если б Россия не вмешивалась в украинские дела и так далее. Мне кажется, что эти мнения больше похожи на пропагандистские шаблоны, хотя не секрет, что украинствующие в них верят, в том числе украинствующие родом из Донбасса, не знающие историю этого края от слова совсем.

На самом деле, история этого конфликта, Украины против Донбасса, ну или наоборот, кому как угодно, уходит своими корнями в начало прошлого столетия, времена революции и смуты, и вероятность перехода его в горячую фазу была тогда весьма вероятной.

Россия и Украина в начале двадцатых годов прошлого века уже очень серьёзно конфликтовали по поводу этого региона. Причём градус того территориального спора был очень даже высок. Дело чуть не дошло до прямого силового противостояния. В тот раз обошлось. Россия тогда выиграла. Однако, сам конфликт очень долгое время по понятным причинам замалчивался. Но как говорится, никогда не бывает навсегда решённых конфликтов, особенно если эти конфликты носят языковую и региональную подоплёку. И возможно, ознакомившись с историей территориального спора Украины и России относительно Восточного Донбасса, будет легче понять процессы, происходящие сейчас в Донецкой и Луганской Народных Республиках.

Своеобразным началом того конфликта можно считать подписание Украинской Центральной радой 9 февраля 1918 года Брестского мира, по которому территория Украины (в том числе и Донбасс) должна была быть оккупирована немецкими войсками. В ответ на это 12 февраля 1918 года в Харькове на областном съезде Советов рабочих депутатов была провозглашена Донецко-Криворожская республика (ДКР), провозгласившая свою независимость и соответственно не признававшая Брестский мир. В правительство новой республики вошли представители общероссийских левых партий, возглавил же ДКР большевик — товарищ Артём (Фёдор Сергеев). Который после провозглашения республики отправил руководителю Советской России Владимиру Ленину телеграмму: «Областной съезд Советов принял резолюцию о создании Совета народных комиссаров Донецко-Криворожского бассейна как части общероссийской федерации Советов». В представлении руководства новой республики создана она была в первую очередь по территориально-экономическому принципу и должна была включать в себя территории трёх бассейнов: угольного, железнорудного и соляного. Угольный бассейн (Донбасс), разделённый в имперский период российской истории между несколькими административными единицами (Екатеринославской и Харьковской губерниям, а также Областью Войска Донского), по мнению республиканского руководства, должен был стать единым целым в рамках одной административной единицы. Поэтому в состав ДКР была включена не только Екатеринославская губерния (на территории которой находился Центральный или как его ещё называли СтарыйДонбасс), но и, как писал «товарищ Артём» в ноте главам иностранных государств, описывая восточные границы ДКР: «Азовское море до Таганрога и границы угольных советских округов Донской области по линии железной дороги Ростов — Воронеж до станции Лихая». И в будущем именно эти «угольные советские округа» станут камнем преткновения в приграничном споре двух советских республик.

Однако Донецко-Криворожская республика не смогла справиться с наступлением германцев, и к концу мая 1918 года немцы оккупировали всю Украину (в том числе и Донбасс) и часть территории Области Войска Донского. Правительство ДКР было вынужденно отправиться в эвакуацию.

После революции в Германии, осенью 1918 года, большевики начали освобождение Украины от немецких оккупантов. В конце января 1919 года в освобождённом Харькове был создан Совет народных комиссаров (Совнарком) Украины под руководством Христиана Раковского. Правительство Донецко-Криворожской республики также вернулось в Харьков. Однако советское руководство в Москве решило, что стратегически существование Советской Украины сейчас важнее, чем существование Донецко-Криворожской республики. Поэтому в Центральном Комитете (ЦК) партии большевиков приняли решение о присоединении территории ДКР к территории Украины (под которой тогда основная масса населения бывшей Российской империи понимала среднее Поднепровье и Правобережье Днепра). 17 февраля 1919 года Владимир Ленин подписал постановление: «Просить т. Сталина через Бюро ЦК провести уничтожение Кривдонбасса». Руководство ДКР, в котором преобладали большевики, пусть и с тяжёлым сердцем, но подчинилось решению партии. В марте 1919 года в Харькове была провозглашена Украинская Советская Социалистическая Республика (УССР). А поскольку Донецко-Криворожская республика становилась частью УССР, то и восточная граница ДКР автоматически становилась восточной границей Советской Украины. Что в определённой мере стало неожиданностью для многих жителей как Таганрога, так и Восточного Донбасса (Александро-Грушевского (Шахтинского) и Екатериненско-Каменского районов), которые начали писать массовые обращения в центральные органы власти, выступая против присоединения их к УССР. Поскольку присоединяться к советскому Донбассу — это было одно, а присоединяться к Украине — это было совсем другое. Ведь в тот момент Советский Союз ещё не был учреждён. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика (РСФСР) и Советская Украине де-юре считались независимыми государствами, пусть и вступившими друг с другом в военный и экономический союз.

При этом нужно понимать, что за процессы происходили внутри самой Украины, чтобы понять, почему жители Восточного Донбасса были далеко не в восторге от перспективы стать «украинцами».

Первое. Земли Восточного Донбасса никогда, даже гипотетически, не включались ни в одну из украинских государственностей, существовавших в 1917—1920 годах. И Украинская Центральная рада (Грушевского), и Украинская Держава (Скоропадского), и Украинская Директория (Петлюры) как восточную границу Украины рассматривали бывшую административную границу Екатеринославской губернии, которая проходила по речке Кальмиус, значительно западнее того же Таганрога. Парадокс истории состоит в том, что эта самая граница в значительной мере сейчас повторяет линию фронта между Украиной и восставшими республиками Донбасса.

Второе. В Коммунистическую партию (большевиков) Украины (КП (б)У) в 1919−21 годах начали массово вступать представители других левых украинских партий. Тут были и украинские левые эсеры, и коммунисты-«боротьбисты», и представители многих «марксистских», «коммунистических» и «социал-демократических» групп. Которые тихонько просидели всю Гражданскую войну, а теперь кинулись занимать должности в «независимой социалистической Украине». В результате чего в КП (б)У организовался невероятно мощный националистический уклон, требовавший форсированной украинизации на территории Советской Украины. Это при том, что у многих ещё были свежи воспоминания о насильственной украинизации, проводимой властями украинских буржуазных правительств на подконтрольной им территории.

Третье. В Советской России жилось чуть лучше, чем в УССР. Объяснялось это тем, что в РСФСР на низовых и средних управленческих уровнях оставалось достаточно много старых дореволюционных кадров. Которые в той же экономической сфере понимали что к чему. В тот момент как в УССР среди управленцев было множество кадров, попавших на свои места исходя исключительно из-за их идеологической выдержанности и революционной целесообразности, но плохо понимавшие суть процессов на вверенных им участках работы. В результате в Советской России и элементарного порядка было больше, и с финансовым благополучием у жителей было чуть-чуть получше.

В конце 1919 начале 1920 года шла интенсивная административная перекройка территории бывшей Российской империи, когда обозначались границы новых административных единиц. На территории УССР была создана Донецкая губерния (объединявшая территории нынешних Донецкой и Луганской областей) с центром в Луганске. А в РСФСР была образована Донская область с центром в Ростове-на-Дону, границами в значительной мере совпадавшая с границами нынешней Ростовской области России. Только вот руководство Донской области считало, что её западная граница совпадает с западной границей Области Войска Донского. В тот момент как руководство Донецкой губернии считало своей восточной границей бывшую границу ДКР. В результате в апреле 1920 года в целый ряд населённых пунктов Восточного Донбасса одновременно прибыли уполномоченные представители как Донецкой губернии, так и Донской области. В результате образовалась ситуация двоевластия, которая парализовала работу местных органов власти. Всё это можно было бы рассматривать как забавный казус, если бы не одно «но». До создания Советского Союза оставалось ещё более полутора лет. Номинально и УССР, и РСФСР считались самостоятельными государствами. У украинского Совнаркома, сидящего в Харькове (тогда столице УССР), были в подчинении свои собственные вооружённые силы. Которые он пообещал применить для поддержания своих представителей в спорных районах. Назревал нешуточный конфликт. В те дни партийные органы спорных территорий отчаянно телеграфировали в Москву, Харьков, Ростов-на-Дону и Луганск с отчаянной просьбой разобраться, кто кому должен подчиняться. Ситуацию «разрядило» только начавшееся в конце апреля 1920 года наступление поляков на Киев. В результате точку в спорах поставили письма Всероссийской чрезвычайной комиссии (ВЧК), разосланные всем сторонам конфликта, в которых чекисты указывали, что все спорные территории отходят к Украине.

Что было с большой долей раздражения воспринято в Ростове-на-Дону. При этом ростовское руководство не теряло надежды взять реванш. Ведь Донскую область лишили второго по величине города — Таганрога и земель Восточного Донбасса, которые на тот момент были не только угольным краем, но и очень развитым аграрным районом. Без изъятых земель Донская область представляла собой весьма слабую в экономическом плане административно-территориальную единицу. Так что Ростову было за что бороться.

Тем более у украинских товарищей сразу не очень заладилось с управлением бывшими землями Области Войска Донского, переданными в состав УССР. Именно здесь в начале двадцатых годов произошёл ряд крупных антисоветских выступлений, с подавлением которых присланные Харьковом правоохранители, плохо знавшие местность и региональную специфику, плохо справлялись. Кроме того, украинское руководство стало менять управленческие кадры в партийных и административных органах. Выдавливая старые местные кадры и меняя их на национально ориентированных «варягов». Которые с жаром начинали проводить политику украинизации. Открывая украинские школы, меняя русскоязычные вывески на украиноязычные и переименовывая улицы в честь украинских деятелей культуры и, соответственно, мало времени уделяя реальным проблемам. Естественно, всё это порождало волну недовольства у местного населения.

После того как 30 декабря 1922 года был создан Союз Советских Социалистических Республик как единое государство, перед ним остро встал вопрос построения более эффективного административного устройства с учётом новых политических реалий. Поэтому созданному в 1923 году союзному Госплану было поручено по-новому провести границы административных единиц. Этой ситуацией тут же решило воспользоваться руководство Донской области, вновь предъявив претензии на Таганрогский, Александро-Грушевский (Шахтинский) и Екатериненско-Каменский районы Донецкой губернии. Суть претензий строилось на том, что в УССР сосредоточены все три порта на Азовском море (Таганрог, Бердянск и Мариуполь), а в РСФСР нет ни одного. Кроме того, указывалось, что Таганрог необходим для экономического развития Ростова. Что РСФСР снабжает промышленность Таганрога сырьём и является главным потребителем её продукции. Так, например, Таганрогский металлургический завод являлся крупнейшим заводом в регионе и снабжал предприятия Советской России чугуном и сталью. Относительно же Восточного Донбасса выдвигался тезис о том, что в значительной мере уголь из этого региона поступает на промышленные предприятия России. Советская Украина, со своей стороны, отказалась даже обсуждать возможность передачи спорных территорий РСФСР. Тут же был выдвинут любимый тезис национал-уклонистов из КП (б)У, что это этнически украинская территория. В подтверждение чего были представлены данные Вседонецкой переписи 1923 года, в которой, в частности, указывалось, что в Таганрогском округе проживает 77% этнических украинцев и только 18% этнических русских. Что вызвало в Москве очень большие сомнения в правдивости приведённых данных. Поскольку слишком уж они сильно расходилось с данными предыдущих переписей. Да и представители Госплана СССР, бывавшие в Таганроге, совершенно не слышали там украинской речи, делая вполне логичный вывод, что даже если здесь и есть определённое количество людей, относящих себя к украинцам, то они уже настолько ассимилировались среди русских, что ни в чём не проявляют свою украинскость. Кроме того, украинский Госплан в 1924 году, делая доклад в ответ на претензии Ростова, совершил своеобразный «самострел», прописав в нём такие строчки: «Указание на то, что Таганрог с большим удобством может быть администрируем из Ростова, арифметически совершенно правильно. Действительно, от Таганрога до Ростова 68 вёрст, а до Центра Донбасса, т. е. до Бахмута, 200 верст. Но если стать на эту точку зрения и на том основании присоединить Таганрог к Юго-Востоку (так называли образованный в 1924 году Юго-Восточный край РСФСР, куда вошла Донская область — прим. автора), то на следующий же день после этого присоединения нужно будет хлопотать о присоединении к Юго-Востоку и Мариуполя, и Юзовки (Донецка — прим. автора)».

Кроме того, украинское руководство начало, как сейчас сказали бы, информационную кампанию под лозунгом «За единый Донбасс», суть которой состояла в том, что на многих предприятиях, в первую очередь на шахтах и в партийных организациях Донецкой губернии, проводились собрания, по результатам которых принимались резолюции против передачи Восточного Донбасса в состав РСФСР. При этом утверждалось, что Донбасс — это единый экономический регион, локомотив революции, и, мол, не стоит его разводить по разным республикам. В этом же ключе появился целый ряд статей в украинской республиканской и местной прессе. Например, в донецкой областной газете «Кочегарка» были опубликованы 15 решений партийных собраний рудников, бюро райкомов и окружных комитетов под общим заголовком «За единый Донбасс. Против отторжения Шахтинского и Таганрогского округов». Подобный информационный шантаж сильно раздражал союзный центр, стремившийся к всё большей централизации власти. Что не добавляло очков украинской стороне в территориальном споре.

Хотя неизвестно, как бы дальше повернулась ситуация, но на дворе стоял 1924 год. И в этот момент в СССР сложилась по-своему уникальная ситуация.

Первое. Союзный Госплан разработал идею создания Юго-Восточного края РСФСР. Куда бы вошли Донская и Кубано-Черноморская области, а также Ставропольская и Терская губернии. Столицей этого огромного региона соответственно назначался Ростов-на-Дону. И все были заинтересованы, чтобы и новая территориальная единица, и её столица динамично развивались. А этого было, естественно, легче достигнуть, если бы порт Таганрог входил в состав именно нового края. Поэтому союзный Госплан в вопросе проведения границы встал на сторону ростовских товарищей в отчётах перед Политбюро ЦК.

Второе. В 1924 году из состава РСФСР в состав Белорусской ССР были переданы города Витебск, Полоцк и Могилёв с прилегающими территориями. Кроме того, в Средней Азии из состава РСФСР была выведена территория Туркменской СССР, а также к Узбекской СССР были присоединены города Ташкент и Самарканд с прилегающими территориями. Поэтому в союзном руководстве решили, видимо, немного подсластить пилюлю для российского руководства, что, мол, мы не только изымаем территории из состава РСФСР, но можем пойти навстречу и немного прибавить и к российским землям.

Третье. На тот момент и руководство УССР также решило максимально поучаствовать в начертании новых административных границ Советского Союза. И если уж удержать проблемный Таганрог и Восточный Донбасс не получалось, то следовало выдвинуть со своей стороны территориальные претензии к РСФСР. В результате украинская сторона передала в Москву, в Политбюро ЦК свои предложения по «районированию», в которых в обмен на «отторгаемые» территории захотела (в современной географии) всю Белгородскую область, около половины Курской, частично Воронежскую и Брянскую области, плюс часть Гомельской области Советской Белоруссии. То есть Советская Украина за территорию, на которой проживало приблизительно 200 тыс. населения, хотела получить территорию с населением более 1 млн человек. Так что, ожидая счастливого размена территориями, Украина скрепя сердце не то чтобы согласилась, но перестала активно сопротивляться передаче спорных территорий в Донбассе.

11 июля 1924 года в Москве Политбюро ЦК приняло постановление, в котором говорилось о желательности присоединение Таганрогского, Александро-Грушевского и Екатериненско-Каменского районов Донецкой губернии к Юго-Восточному краю Российской Советской Федеративной Социалистической Республики. После чего была создана так называемая Паритетная комиссия донецкого губернского исполкома и юго-восточного краевого исполкома, руководившая непосредственной передачей территории. При этом УССР добилась того, что ей передавалась вся готовая продукция, хранимая на складах Таганрога, а также всё новое оборудование, находившееся на производствах передаваемых территорий.

Номинально первого, а фактически третьего октября 1924 года передача территорий из состава Украины в состав России завершилась. Таганрог и Восточный Донбасс снова вернулись в родную гавань. Сейчас это десяток районов на западе Ростовской области с такими городами, как Таганрог, Шахты и Каменск-Шахтинский. Первое воссоединение Донбасса и России произошло.

После того как информация о передаче территорий РСФСР стала общедоступной, союзные органы власти захлестнула волна обращений народных сходов, в первую очередь с территории Донецкой губернии УССР, с просьбой о присоединении их территориальных единиц к РСФСР. Вот одно из типичных обращений того времени. Избранный на народном сходе уполномоченный посёлка при станции Успенская Амвросимовского района Сталинского округа Дмитрий Якимович Черкасов писал в декабре 1924 года в Таганрогский окружной исполком: «Успенское поселковое общество … вследствие тяготения населения к русскому языку, принимая во внимание расстояние между окружными городами: Украины — Сталино (ныне Донецк — прим. автора) и Юго-Восток — Таганрог, к последнему население посёлка имеет тяготение как в сухопутном, так и в железнодорожном передвижении, а посему ходатайствую перед Таганрогским Окрисполкомом о присоединении посёлка при станции Успенская к Матвеево-Курганскому району, т. е. к Юго-Востоку не только в земельном, но и в административном отношении». Это народное обращение не было учтено тогдашним руководством страны. Станция Успенская была разделена административной границей пополам. В 1991 году административная граница между советскими республиками стала государственной. А в конце августа 2014 года здесь происходили активные боевые действия между ополченцами Донецкой Народной Республики и войсками Украины.

Дальнейшая нерешительность союзного руководства в последующей передаче территорий Донбасса в состав России в значительной мере была вызвана тем, что, изъяв из состава Украины Таганрог и Восточный Донбасс, передать УССР нечто соразмерное оказалось весьма затруднительно. Поскольку началось активное сопротивление планам руководства Советской Украины по увеличению своей территории за счёт российского Черноземья. Руководство Воронежа, Брянска и Курска как губернских центров не хотело терять свои земли. Тем более что УССР претендовала на наиболее экономически развитые районы Черноземья. Уездные съезды советов «спорных территорий» проголосовали против присоединения к УССР. Союзный центр оказался в весьма щекотливом положении. Украина Таганрог как бы уже отдала, но взамен ничего не получила, однако игнорировать мнение местных органов власти тогда тоже было нельзя. В результате Москва возложила решение вопроса на совместную «Комиссию по урегулированию границ». В результате было решено выровнять границы по экономическому принципу, то есть населённые пункты приписывались к республике по наличию дорог и связей с райцентрами. В результате УССР в конце 1925 года согласилась в обмен на Таганрог и Восточный Донбасс получить город Путивль с тринадцатью окрестными сёлами, а также в 1926 году при выравнивании республиканской границы получить в свой состав ещё девять российских сёл. После этого три года на разных уровнях обсуждался вопрос о русско-украинской границе, но ни к каким административным изменениям это не привело. А жители Донбасса всё писали и писали письма и обращения с просьбами включить их регион в состав России.

Эти массовые просьбы испугали руководство Советской Украины, и оно пошло на определённые уступки русским жителям республики. В апреле 1927 года в резолюции ЦК КП (б)У «Про последствия украинизации» русских в УССР признали национальным меньшинством, которое имеет равные с другими права на обеспечение своих языковых и культурных потребностей. Это создало основания для создания русских национально-административных единиц. На Украине было создано восемь русских национальных районов, 379 русских сельских и девять поселковых советов, в этих районах действовало 1539 русских школ, а также значительная часть административного делопроизводства проходила на русском языке. Понятно, что львиная доля этих русских национально-административных единиц приходилась на приграничные районы Украины. И их целью было снизить стремление местного населения к присоединению к РСФСР.

Источник: https://cont.ws/@alexandrovsky-s/650667

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: