условия ввода миротворцев ООН на ДонбассЕсть ли шансы у ЛДНР. В свете вероятного появления в Донбассе миротворцев ООН, которых Путин решил призвать на помощь в реализации минских соглашений, не имеющих по мнению Кремля альтернативы… возникает закономерный вопрос: а будут ли в этом случае у ЛДНР хоть какие-нибудь шансы на дальнейшее существование? Будут ли шансы избежать окончательного и бесповоротного заталкивания в состав Украины в формате ОРДИЛО с особым статусом?

Давайте попробуем оценить, каковы шансы ЛДНР «избежать Украины», в чем они заключаются и к чему ведут.

В первую очередь, надо принять во внимание, что никаких миротворцев может и не появится вовсе, потому что решение по ним будет приниматься в Совбезе ООН, а там Россия и США обладают правом вето. И поскольку взгляды на миссию миротворцев у России и США не очень совпадают (мягко говоря), велика вероятность, что никакой резолюции так и не будет принято.

Напомню, что Россия предлагает ограничить зону ответственности миротворцев линией разграничения и наделить их лишь функциями по охране наблюдателей ОБСЕ. А Украина (чью сторону скорее всего займут США) предлагает сделать зоной ответственности миротворцев весь Донбасс и наделить их расширенными функциями (по сути разоружить остатки ВСН силами миротворцев).

Кроме этого, существует спорный вопрос по участию российских «голубых касок» в миссии на юго-востоке Украины. Россия наверняка будет настаивать на их участии, а Киев будет категорически против.

Учитывая все это, есть большая вероятность, что никакой резолюции вообще не будет принято — США наложат вето на российский вариант, Россия наложит на американский — и воз конфликта, который Россия, Украина и ЛДНР тянут в разные стороны аки лебедь, рак и щука — останется на прежнем месте, на рельсах минских соглашений, предполагающих только одно направление движения, которое основательно перегорожено в нескольких местах.

Впрочем, если даже миротворцы появятся, велика вероятность, что воз опять же не сдвинется, либо сдвинется, но весьма незначительно.

Здесь надо понимать, что главная проблема Донбасса — это не миротворцы и даже не ВСУ, главная проблема Донбасса — это обитатели Кремля.

Именно Кремль и его ставленники, занимающие руководящие посты в ЛДНР и ВСН, управляют реализацией минских соглашений (читай процессом «медленного контролируемого спуска»).

Именно для этого в 2014 году из проекта извлекли Стрелкова (именно извлекли, по-другому даже не знаю, как сказать), заменили многих командиров, а кого не смогли заменить или «извлечь» — тех ликвидировали.

Ставленники Кремля, занимающие руководящие посты в ЛДНР, занимаются процессом «умиротворения» гораздо эффективнее любых миротворцев.

Мне могут задать вопрос, почему же тогда минские соглашения до сих пор не реализованы, если Кремль контролирует ЛДНР «вдоль и поперек»?

Минские соглашения не реализованы по двум причинам:

1. Это невыгодно Киеву, который активно препятствует их реализации, в частности до сих пор не принял закон об особом статусе и не провел местные выборы. И обстрелы тоже ведутся не случайно. Киеву не выгодно получать Донбасс в его нынешнем виде — это будет лишний груз для экономики, потому что надо будет тратиться на восстановление, пенсии и пособия. Нельзя будет дальше списывать экономические проблемы на российскую агрессию. Труднее станет просить западной помощи. Поэтому Киеву невыгодно принимать ЛДНР в свой состав. Невыгодно принимать конфликтный регион и превращать конфликт с Россией во внутренний конфликт, выгоднее держать его «за скобками» — за линией разграничения.

2. Кремлю тоже невыгодно доводить минские соглашения до полной реализации, потому что это получится крайне непопулярное завершение войны, которое приведет к снижению рейтинга, вероятнее всего необратимому. Поэтому нельзя сливать до конца. Надо незаметно сцеживать — так, чтобы процесс растянулся на всю жизнь. И чтобы поменьше сыпалось упреков. И еще чтобы можно было время от времени торжественно заявлять о том, что в Донбасс отправлен очередной гуманитарный конвой.

Поэтому и тянутся минские соглашения как особо резиновое изделие.

Как Киеву, так и Кремлю — выгодно, чтобы процесс их реализации растянулся на неопределенно долгий срок. Как минимум до очередных президентских выборов, как максимум — до конца жизни.

Поэтому до весны 2018 года ситуация в Донбассе вряд ли кардинально изменится и ЛДНР продолжат существовать в нынешнем виде.

Во всяком случае Кремль приложит максимум усилий, чтобы ситуация не менялась, ведь любые изменения весьма чреваты и накануне выборов не нужны.

Кремлю вообще невыгодно лишний раз вспоминать про Донбасс, потому что вся история войны на юго-востоке — это сплошной позор, подлость и предательство, ворошить которые для российской власти крайне невыгодно.

И ввести миротворцев Путин скорее всего предложил именно для того, чтобы подстраховаться от резкого обострения конфликта накануне выборов, чтобы дополнительно зафиксировать нынешнюю ситуацию и хоть немного «задобрить» партнеров. Поэтому миротворцы не должны что-либо принципиально изменить, во всяком случае в краткосрочной перспективе.

Что же касается более дальней перспективы — интересы сторон сохранятся, а значит и ситуация вряд ли изменится.

Кремлю и после выборов будет невыгодно доводить минские соглашения до окончательного решения. Потому что ситуация в российской экономике очень сложная и вряд ли станет легче, а добавлять к экономическим проблемам еще и внешнеполитический провал (сдачу ЛДНР общество воспримет именно как провал) — очень рискованно.

И еще надо учитывать, что война в Донбассе — это по сути война за Крым, вынесенная за пределы Крыма. Если Россия проигрывает эту войну в явном виде, окончательно сдав ЛДНР, то на повестку выйдет вопрос о Крыме. А Кремлю это опять же не нужно.

Поэтому российская власть не заинтересована в окончательной реализации минских соглашений ни сейчас, ни в перспективе. Ни с миротворцами, ни без таковых.

Ввод миротворцев в данном случае — это скорее попытка создать видимость, будто что-то делается для решения конфликта, не меняя ничего по существу.

Примерно то же самое можно сказать и про украинскую сторону.

Для Киева расклад тоже сохранится и принимать к себе Донбасс, чтобы заниматься его восстановлением, платить дончанам пенсии и пособия, что-то решать с особым статусом, идея которого на Украине никому не нравится — зачем? Терять хорошее обоснование экономических проблем в виде российской агрессии и удобную кормушку, работающую как на военных, так и на высшее руководство — для чого?

Единственное, что всерьез угрожает ЛДНР — это если кому-то будет позарез нужна «маленькая победоносная война».

При этом опасаться надо в первую очередь украинской стороны, ведь если в Киеве или Вашингтоне решат, что надо устроить «маленькую победоносную войну», то они ее устроят.

И миротворцы этому вряд ли особенно помешают, потому что ни в Сребренице, ни в Цхинвале они помешать этому не смогли.

Контингент миротворцев ООН наверняка будет довольно небольшим и остановить массированное наступление не сможет. Да и не захотят миротворцы от европейских стран вмешиваться в «русскую мясорубку». А миротворцев от России там либо не будет совсем, либо будет совсем немного — для вида, в пределах роты.

Поэтому, если события начнут разворачиваться по данному сценарию (массированное наступление ВСУ), то вопрос сводится к тому, вмешается Россия или нет. Если вмешается, как в случае с Цхинвалом, тогда ЛДНР не исчезнут, а наоборот будут признаны, как Южная Осетия и Абхазия. И на этом в конфликте может быть поставлена точка, а мировое сообщество покривится и в оконцовке признает, что с украинской стороны имела место агрессия. Или даже не признает, но дело все равно будет сделано.

Если же Россия не вмешается в случае массированного наступления ВСУ «через головы миротворцев», то по сути это будет поражением в войне на юго-востоке Украины, которая по своей сути была войной за Крым, вынесенной за пределы Крыма.

И после этого может сработать старое правило, которое гласит, что если государство проигрывает в войне, оно получает революцию. Или как минимум переворот. Тем более, что сложная экономическая ситуация этому очень способствует.

Однако здесь нужно учесть, что ни Украина, ни США в новой русской революции не заинтересованы. Да и в перевороте тоже. Потому что в Кремле на данный момент сидят партнеры — не очень удобные, но все-таки партнеры, менять которых довольно рискованно.

Поэтому устраивать «маленькую победоносную войну», захватывать ЛДНР силовым методом и тем самым формировать в России революционную ситуацию, а также включать в состав Украины регион, который надо восстанавливать, платить пенсии и пособия, да еще и бороться с партизанами, которые почти наверняка возникнут — скорее всего не будут.

Получается, что шансы ЛДНР на дальнейшее существование в нынешнем виде очень высоки как в краткосрочной (до весны 2018-го), так и в более дальней перспективе. И эти шансы почти никак не зависят от появления миротворцев.

Можно подойти к этому вопросу с другой стороны:

ЛДНР — это порождение российской политики — результат присоединения Крыма, речи Путина о самом большом разделенном народе и его же обещаний защиты жителям юго-востока Украины.

И поскольку ЛДНР являются порождением российской политики, то любые принципиальные изменения в ситуации опять же будут связаны с изменениями в российской политике, то есть в Кремле.

Пока не сменятся обитатели Кремля — в ЛДНР тоже ничего принципиально не изменится — ни в лучшую, ни в худшую сторону.

Вероятнее всего ЛДНР будут существовать до тех пор, пока в России не случится очередной революции или государственного переворота. Потому что по-другому обитателей Кремля по их принципиальному составу не сменить, а пока они не сменятся — на решение «донецкого вопроса» рассчитывать не приходится.

Когда же в России случится революция или переворот (а в долгосрочной перспективе это неизбежно), аналогичные события произойдут и в Киеве, потому что Украина, кто бы что ни говорил, до сих пор в значительной степени является частью России и события на юго-востоке это лишний раз наглядно подтвердили.

И после революции (переворота) в Москве и Киеве завершится то воссоединение, которое было заблокировано минскими соглашениями, то есть Донбасс войдет в состав России. И не только Донбасс.

Это значит, что ЛДНР будут существовать до тех пор, пока Донбасс не войдет в состав России. И только после воссоединения с Россией Донецкая и Луганская республики исчезнут. Либо незадолго до того.

И если кто-то сможет нарушить данный сценарий, то уж точно не миротворцы, потому что сами по себе миротворцы ничего не решают.

Решения по судьбы Украины принимаются в Кремле и Вашингтоне.

А решения по судьбе Донбасса — целиком и полностью в Кремле.

Автор: Блогер Амфора
Источник: https://vk.com/wall-57424472_158057

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: