Сегодня печальная дата – 18 лет начала военной операции НАТО против Союзной Республики Югославия. Двадцать четвертого марта 1999 года на югославскую землю упали первые бомбы. Под удар попали Белград, Приштина, Ужице, Нови-Сад, Крагуевац, Панчево, Подгорица. В зоне обстрела оказались как военные объекты, так и гражданская инфраструктура. Подсчитано, что только мирных жителей в ходе операции сил альянса, продлившейся до начала июня, погибло не менее 1700 человек (в том числе около 400 детей). Экономике региона был нанесен колоссальный урон, последствия которого ощущаются до сих пор.

Операция «Союзная сила» стала тем ударом, в результате которого целая европейская страна, по сути, прекратила свое существование. При этом политики Запада по-прежнему уверены в правоте своих действий. В России убеждены: события тех лет аукаются миру до сих пор, так как стали отправной точкой целой череды подобных агрессий.

Хроника необъявленной войны

Хронология тех событий описана достаточно подробно. Но в эти мартовские дни хочется вспомнить именно о первых трагических эпизодах балканского противостояния. Хотя какого там противостояния: на Югославию были брошены авиационные армады НАТО, испепелившие целые территории. Сопротивление оказалось робким, хотя некоторые успехи и были достигнуты. Операция «Союзная сила» превратилась в итоге в безжалостный расстрел с воздуха, практически не встретивший ответного сопротивления.

Двадцать четвертого марта 1999 года генсек НАТО Хавьер Солана отдал приказ командующему силами альянса в Европе американскому генералу Уэсли Кларку начать против Югославии военную операцию. Вечером того же дня ударам с воздуха подверглись несколько югославских районов. На следующий день был нанесен удар ракетами «Томагавк». В дальнейшем под ударами натовских сил оказывались административные здания, аэропорт югославской столицы, предприятия, мосты и топливные терминалы, телевизионные вышки. Объектом атаки оказался даже горнолыжный курорт Златибор – здесь погибли трое гражданских лиц.

Двенадцатого апреля пилот натовского F-15E уничтожил пассажирский поезд, следовавший по мосту Грделичка клисура (пилот имел приказ разрушить этот мост). Достоверно известно о 13 погибших, многие считаются пропавшими без вести. Хавьер Солана оправдал тогда пилота, назвав его действия ошибкой. Не забыт и апрельский авиаудар по белградскому телецентру: жертвами налета стали 16 человек, еще столько же получили ранения.

Вообще, число налетов НАТО именно на гражданские объекты в Югославии вызывает оправданные подозрения в каком-то садизме натовских летчиков. В мае под огонь с воздуха попал автобус, оказавшийся на мосту близ Приштины. Погибли 23 человека, причем, после того как на место трагедии прибыли медики, был нанесен второй удар, в результате чего пострадали и несколько врачей. Разрушенным в результате удара оказался энергоцентр в Обреноваце (большинство городов Югославии осталось без электричества).

А налет на мост в городе Варварин, когда поблизости проходила большая еженедельная ярмарка, унес жизни десяти мирных жителей, 47 получили тяжелые ранения. Досталось даже иностранцам: в мае высокоточной бомбой было уничтожено посольство Китая в Белграде. Погибли три человека, в том числе два китайских журналиста. НАТО позже оправдалось тем, что пользовалась устаревшими картами.

Приказано: уничтожить

«Никаких причин бомбить Югославию не было», – уверен президент Академии геополитических проблем генерал-полковник в отставке Леонид Ивашов, в тот период занимавший пост начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России. В то же время, по его словам, когда министр иностранных дел Британии Робин Кук заикнулся, что его юристы никогда не одобрят ультиматум, предъявленный Белграду, и не поддержат план бомбардировок, у Мадлен Олбрайт (на тот момент госсекретаря США) уже был готов совет: «Наймите других юристов!».

По словам бывшего военачальника, в Минобороны России знали о готовящейся операции НАТО. Были разработаны три варианта ответных действий, предусматривающих в том числе разрыв дипотношений со странами НАТО, задействованными в бомбардировке. В итоге за основу действий России был взят порядок, при котором прекращалось сотрудничество с НАТО по всем направлениям, ограничивалась деятельность военных атташе, прекращались контакты. «Мы отозвали свое представительство из НАТО, вернули всех, кто обучался в странах альянса, выслали из России натовские инфраструктуры, включая информбюро альянса», – вспоминает генерал Ивашов.

И все же почему Запад обошелся с Югославией так жестоко? Леонид Ивашов отмечает, что через десять лет после событий марта 1999 года бывший советник де Голля генерал Пьер Галуа прислал в Белград видеозапись своего выступления, в котором раскрыл некоторые секреты акции. По его оценкам, заговор существовал давно: подрывная деятельность против Югославии, которая показывала «не лучший пример» для Европы своим бесплатным образованием, медициной и ростом экономики, велась еще с 1980-х годов. Итогом этой «деятельности» стала сначала дестабилизация обстановки в стране, а затем и ее физическое уничтожение путем варварских бомбардировок и «точечных» ракетных налетов…

Шрамы на сердце

Военный эксперт Владислав Шурыгин отмечает, что за 76 дней натовская авиация выполнила более 30 тысяч боевых вылетов. «Группировка самолетов достигла численности в 1200 боевых машин, было сброшено более 150 тыс. тонн бомб и около 1,5 тыс. крылатых ракет различных классов. Общие расходы НАТО на эту войну составили более 50 млрд долларов США, – подчеркивает эксперт. – В одном только Белграде сирена воздушной тревоги звучала 273 раза. Атаке подверглись больше тысячи объектов на территории Сербии, не имеющих никакого военного значения».

Кстати, натовцы стянули в этот регион и 60-тысячную сухопутную группировку. А это более тысячи танков и БМП, 200 вертолетов, полсотни кораблей, включая три авианосца. Но… Несмотря на полное превосходство, НАТО так и не решилось на проведение сухопутной операции, и лишь через переговоры и дипломатическое давление удалось добиться от Сербии вывода войск из Косово. «Никакой военной победы в последней войне тысячелетия НАТО не одержало», – уверен Владислав Шурыгин.

«Почему альянс не отважился на наземную операцию? Главная причина в том, что в Брюсселе боялись больших потерь, – считает Леонид Ивашов. – «Кандидатов» для действий в первом эшелоне не нашлось, воевать «по-серьезному» никто не хотел. Еще одна причина была в том, что в ходе наземной операции могло пострадать мирное население, включая косоваров, на выручку которых якобы и стремилось НАТО. Как следствие, весьма нежелательный международный резонанс».

Всемирно известный режиссер Эмир Кустурица был очевидцем происходившего. «Я по сей день помню то жгучее чувство – смесь недоумения, обиды, унижения, бессилия, которое тогда владело людьми», – вспоминает он. Остался ли в сербских душах шрам от нанесенного оскорбления? Остался, считает Кустурица, и очень глубокий. «Соединенные Штаты и Европа упражнялись на Сербии самым наглым образом, потому что никто тогда не мог им противостоять.

Нас наказали еще и за то, что мы всегда были союзниками России на Балканах. За то, что мы, как и Россия, исповедуем православие, – считает режиссер. – Югославию разбили потому, что это было серьезное и абсолютно независимое государство. Оно являлось крупным игроком, вело самостоятельную политику, что в конце XX века, в условиях однополярного мира, уже никак не отвечало интересам западных стран».

Эхо Белграда

Для России произошедшее в Югославии по сию пору остается эталоном политики двойных стандартов, которую проводил и продолжает проводить Запад. В частности, не так давно Сергей Лавров, комментируя нелицеприятные высказывания западных политиков в адрес РФ за ее действия в Сирии, напомнил США и ЕС о бомбардировках 1999 года, которые, по его мнению, стали первым актом нападения на суверенное государство в Европе с 1945 года.

«Агрессия против Югославии была, конечно, именно агрессией, – считает глава российского внешнеполитического ведомства. – Если уж мы об этом заговорили сейчас, на фоне того, что происходит вокруг Сирии, наши западные партнеры, прежде всего американцы, да и британцы, уже доходят в своей истерике до публичных оскорблений, употребляя такие слова, как «варварство», «военное преступление». Напомню, агрессия против Союзной Республики Югославия была сопряжена с атаками на огромное количество гражданских объектов, включая телевидение, мосты, по которым шли гражданские пассажирские поезда, и многое другое».

К слову, Сергей Лавров считает, что Запад по-прежнему рассматривает этот регион как поле провокационной деятельности против России. «Любые нормальные связи России с балканскими странами сразу же становятся предметом «тревожной озабоченности», – подчеркнул глава российского МИД, выступая накануне перед слушателями Военной академии Генерального штаба ВС РФ. – При этом мы видим совпадения основополагающих интересов между нами и странами региона по многим вопросам. Это касается, например, наших отношений с Сербией, которые сейчас переживают, наверное, лучший период за многие годы. У нас очень многоплановые и многоуровневые связи. Это отражается на практическом сотрудничестве в экономике и инвестициях, где наши позиции достаточно серьезны и приносят пользу нашим партнерам».

«На Балканах никогда не было простых ситуаций, – отмечает Сергей Лавров. – Наверное, главный урок, который нужно извлечь из этого многострадального региона, – что пора перестать использовать его в геополитических играх, пора перестать перетягивать страны под одно или другое крыло. Надо выстраивать общую европейскую безопасность, в рамках которой членам НАТО и ОДКБ и странам, которые не входят ни в какие военно-политические союзы, можно будет ощущать себя комфортно, одинаково защищенными, в равной и неделимой безопасности. Другого пути не существует. Иначе мы будем из-за попыток Запада сохранять «натоцентричность» и отказываться обсуждать проблемы юридических гарантий безопасности за пределами НАТО, будем постоянно натыкаться на те же самые грабли».

Между тем эхо тех событий, раздается и спустя 18 лет. На днях в прессе снова появилось имя Ратко Младича – сербского генерала, арестованного и ожидающего сейчас суда в Гааге. Семидесятипятилетний подсудимый чувствует себя плохо, однако оказывать ему помощь никто не спешит. Руку помощи и здесь протягивает Россия: глава российского Минздрава Вероника Скворцова заявила о готовности предоставить сербскому генералу возможность лечения в нашей стране, как только такая просьба поступит.