После лошади собака — наверное, самое «военное» животное. Они были верными спутниками солдат и полководцев. О подвигах и жертвенности четвероногих бойцов ходит множество рассказов. Вспомним несколько историй, пересекающих судьбы «друзей человека» и сильных мира сего.
Наполеон попросил похоронить его с… таксами

«Для своей собаки каждый человек — Наполеон. Вот почему так популярны собаки», — шутил британский писатель Олдос Хаксли. Даже если это так, не становитесь для пса Наполеоном. «Бог войны, бог победы», от которого восторженно пищала солдатня, дамы и поэты — для собак он был сплошным разочарованием. Начнём с того, что на его совести смерть множества сторожевых псов, погибших во время взятия Москвы. «К воплям присоединялся вой собак, по московскому обычаю прикованных в цепях у ворот домов и сгоравших вместе с ними», — рассказывал очевидец московского пожара. Это свидетельство приводит в своей книге о Наполеоне знаменитый живописец Василий Верещагин, человек не слишком сентиментальный, рисовавший в основном в жанре «кровь кишки распидорасило». Вы его помните по картине «Апофеоз войны», потому что такое трудно забыть. (Не видели полотно «Тигр-людоед»? И не смотрите).

Однажды, уже на Святой Елене, Наполеон вспоминал, как во время первой Итальянской кампании заметил на поле сражения, с которого ещё не успели убрать трупы, воющую собаку. Она не отходила от тела своего хозяина. Когда Наполеон и его спутники подошли, собака с воем бросилась к ним, словно зовя на помощь, затем отбежала к трупу и стала лизать его лицо, и так несколько раз. «Никогда ни на одном поле битвы ничто не производило на меня такого впечатления… Этот человек, — подумал я, — всеми покинут, кроме собаки», — эти слова Бонапарта приводит в своей книге воспоминаний граф Эммануэль Огюстен де Лас Каз, который последовал за бывшим императором в ссылку на остров Святой Елены.

В первый Итальянский поход Бонапарт направился в 1796 году и показал себя блестящим стратегом. В результате Франция получила Бельгию по самый Рейн, а упомянутая собака осталась без хозяина. И, похоже, Наполеон так и бросил её там, на поле. Впрочем, о собственных питомцах Бонапарт заботился и по битвам их не таскал, не полагаясь на Фортуну. Его любимыми собаками были таксы (две из них, Гренвилль и Фаузетта, стали знамениты). Он даже завещал похоронить питомцев вместе с ним, когда они умрут — всё-таки никакого сравнения с Гитлером, который отравил свою овчарку Блонди перед самоубийством.

Пёс-легенда. Молосс Македонского

В байках о собаке Александра Македонского самое сложное — отделить правду от вымысла. Факты говорят о том, что пёс погиб на поле боя, его похоронили с почестями, и Александр назвал в честь собаки город — Перит. На центральной площади в честь Перита воздвигли памятник. На этом достоверные сведения кончаются, и мы вступаем в область предположений. Скорее всего, Перит был молоссом — сейчас такой породы больше не существует, но от неё произошли доги, сенбернары и мастифы, так что несложно составить представление о силе и размерах этого животного. Согласно Плинию, собаку Александру подарил знаменитый полководец Пирр, царь Эпира, после того как она атаковала и победила льва и слона. Если в этой истории и есть слово правды, её надо делить на десять. Молоссы были выведены не то египтянами, не то ассирийцами именно как травильные собаки.

Небольшой стаей они действительно могли справиться со львом, но в одиночку у пса не осталось бы шансов. О смерти Перита тоже существует несколько легенд. Согласно одной из них, в битве против Дария III, пёс укусил за губу боевого слона и был растоптан. Согласно другой, Перит спас Александра. Когда при штурме города маллов (на территории современного штата Пенджаб) Александр оказался в ловушке внутри вражеской крепости с Певкестом, Леоннатом и Абреем, с ними, возможно, был и Перит. Рассказывают, что пёс завыл, и Леоннат приказал ему бежать к Александру, который, как оказалось, был ранен. Пёс атаковал маллов, и это позволило выиграть время, за которое бойцы успели пробиться на помощь полководцу. Но животное ранили копьем, и он умер на коленях у хозяина.

Вашингтон и собака, потерянная вражеским генералом

Однажды Вашингтон приказал прекратить огонь, чтобы вернуть потерявшуюся собаку её владельцу — британскому генералу Уильяму Хау. Дело было в октябре 1777 года, после сражения под Джермантауном. Этот эпизод даже использовали в американской рекламе Pedigree. В ролике, когда солдаты приносят животное в штабную палатку, один из командующих отпускает замечание: «Каким надо быть идиотом, чтобы потерять свою собаку на поле боя». Что, вообще говоря, несправедливо по отношению к британскому генералу. Взяв под контроль Филадельфию, он ни о каком бое в тот момент не помышлял, а разбил бивуак в пяти милях севернее Джермантауна и стал ждать, когда подвезут жратву. Чтобы с ней по пути ничего не случилось, он выслал три тысячи солдат навстречу обозу. Ещё четыре батальона закрепились в Филадельфии, а с Хау оставались девять тысяч бойцов.

Узнав, что силы неприятеля разделились, Вашингтон решил, что надо ковать железо, пока горячо. На Джермантаун с его стороны вели четыре дороги, и он решил начать внезапную атаку по всем четырем. В пять утра 4 октября лагерь англичан атаковали четыре колонны. Рассвет уже начался, но густой туман мешал понять, что вообще происходит. В лагере британцев воцарилась паника. Однако Уильяму Хау удалось остановить беспорядочное бегство своих солдат с помощью личного примера и такой-то матери. Он кричал, что на лагерь наткнулся отряд разведчиков. Такое предположение отрезвило полусонных бойцов.

Правда, когда заработала артиллерия, они проснулись окончательно и поняли, что это никакой не разведотряд, а полноценное наступление. Но эффекта неожиданности у американцев уже не получилось, а туман больше мешал им самим — разделённые колонны то и дело принимали своих за неприятеля. В итоге британцы им накостыляли и отогнали на 20 миль. Обе стороны понесли ощутимые потери. Настроение американского командования усугублялось двухнедельной давности резнёй, когда англичане ночью истребили спящий отряд Энтони Уэйна, и тем, что они профукали шанс на реванш.

В этот исторический момент Вашингтону и принесли пса. Он отмыл животинку, откормил и вернул владельцу с сопроводительной запиской: «Наилучшие пожелания генералу Хау от генерала Вашингтона; приятно вернуть собаку, которая случайно попала к нему в руки, и, судя по надписи на ошейнике, принадлежит генералу Хау». Записка датирована 6 октября 1777 года и уже несколько веков находится на хранении в библиотеке Конгресса. Так маленькая собачка по кличке Лила напомнила, что даже на войне люди должны оставаться людьми.

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: