ПенсияВ незалежной перевели часы. Теперь у них на час раньше, чем у нас.

Тем, кто не ездит на ту сторону, собственно, все равно – какое там время, что граждане этой страны думают о своей жизни вообще, и что происходит на украинских блокопостах в частности.

Но тысячам пенсионеров, собственникам жилья и обеспокоенным родственникам при каждой попытке въехать или уехать из Украины приходится на себе испытать незабываемые ощущения «негражданина» враждебной к тебе страны.

Не линия соприкосновения нас разделяет и не перевод часов. Между нами уже пропасть – из унижений с их стороны к нашим старикам, детям. К нам вообще. Это даже нельзя назвать уже набившим оскомину словом несправедливость. Это гораздо больше! Это ад, который обрушился на нашу землю. И эпицентр его – украинские блокпосты и «серая зона».

— Какие ощущения от поездки? — Интересуюсь у соседа, 70 – летнего военного пенсионера, только что вернувшегося оттуда. Алексей Иванович – человек закаленный, ездит «туда» редко. Но говорить со мной смог только на третий день по возвращению. Болело все – спина, ноги, сердце. А главное – душа. Казалось бы, чем еще можно «добить»? В прифронтовом районе живет с начала войны, пенсию еле оформил с большими трудностями. Правда, еще не получал. А тут пришла SMS – срочно пройти верификацию (идентификацию) личности. И отправился рано утром Алексей Иванович в ближайшую Волноваху, которая пока еще стоит под желто- голубым флагом.

Когда чуть отошел, и слезы наворачиваться на глаза перестали после визита к «щирим» украинцам – тогда и заговорил.

«Я все равно вас двину, стадо!»

Вот некоторые жуткие картины из его воспоминаний о недавнем визите:

— Час разницы во времени – очередные неудобства. Мы понимаем – в «серой зоне» придется ждать. Нас много – в автобусах ехали стоя. Сидячие билеты раскупались за две недели. Водичка, яблоко, хлеб и лекарства. Обычный набор путешественника – пенсионера. Нас – целый автобус.

Автобусы все прибывают и прибывает, вываливают люди. Старики. Процентов двадцать – на костылях и ходунках. С упрямством стремятся занять свою очередь. Спешат, как могут. Когда – то они были молоды, полны сил и не думали о пенсии. А, тем более, что ее придется вот так отвоевывать!

… Автобуса, курсирующего по «серой зоне», все нет. Людей прибавляется. Потом нас, наконец, начинают отсчитывать человек по 60 – партия на рейс.

А до этого украинский вояка (явно западенец) решил «построить» толпу. Парень молодой, похож на нашего соседа – наркомана из соседнего дома – такой же дерганый. Автомат раскачивается на груди. Он руками уперся в передних стариков и толкает их назад. Но сзади старики стоят «цементно». Усилия вояки сходятся на нет…

— Я не буду нервуваты, я вас сдвину, стадо сепарскых баранив! – Орет он и снова упирается в толпу стариков.

Люди на ходунках и костылях – в середине толпы. Они зажаты с двух сторон и ходунки даже придают прочность «стаду».

Вояку оттянул от толпы пенсионеров коллега. Толкать не стал, и как – то все уехали на блокпост, который, с обыском вещей и прочими проверками, прошли. И тут началось, собственно, интересная процедура, рассказанная еще до меня в фильмах про концлагеря и зоны.

« Родственник, уберите свое лицо от идентифицируемого! Нам нужны только ваши руки!»

… В «Ощадбанке» работает несколько окошек. Очереди – громадные.

Нужно подойти, раскрыть паспорт, где фото, взять в обе руки, прислонить к груди (еще какую – то бумажку в руки дают) и так тебя фотографируют. Ну, все же видели фильмы, где преступник на груди держит табличку? То же самое!

… Девушки в окошках работают быстро. Но меня угораздило стать в меддленное. Стоим на месте. Сотня в одно окошко. Принимает парень. То и дело слышны его нервные крики в наш адрес. Со временем стал срываться на истерические нотки – мол, зачем вы все здесь. И за что это мне?

«А нам это за что»? – Хотелось ответить.

… Удалось подсмотреть за принимающим. Парень лысый с характерным швом через всю голову. Сразу понял – трепанация черепа. Мысленно пожелав ему здоровья, покинул очередь и занял в соседнем окошке.

И тут нервная, раношерстная, далеко не доброжелательная даже друг к другу очередь затихла.

К окошку шли четверо. Вернее, шли трое, а четвертого – грузного, высокого (1, 80 м где – то) — вели. Как вели? Мужчина сзади держал под мышки, другой мужчина переставлял правую ногу, третий – левую. Так и вели.

К окошку мужчину и его сопровождающих пропустили молча.

Руки старика висели как плети. Паспорт он взять не мог.

— Родственник! – Обратилась девушка из окошка к сопровождающим. – Станьте сзади, возьмите в свои руки паспорт как бы идентифицируемого, и держите. Да уберите вы свое лицо! Нам нужны только ваши руки!

Но фото не получалось. У старика отвисала челюсть – явно инсульт. Фото с паспортом не идентифицировалось.

Подбородок несчастного пытались поддержать, но как только руки отпускали – челюсть падала.

По лицу старика текли слезы.

Потом все же нашли выход – аккуратно подтянули челюсть носовым платком бежевого цвета. (Дали в очереди).

Фото сотрудницу «Ощадбанка» устроило, и трое, ведущего четвертого, двинулись в путь назад.

— Шахтер? – спросили из очереди.

— Ага, — сказал «ведущий» левой ноги. – Наверное, в последний раз привезли, ну хоть за пару месяцев получит.

И тут беда случилась с «ведущим» правой ноги. Мужик вскрикнул от боли и схватился за спину – прострел, видно.

— Мужики, подсобите с нашим! Тут двоим не справиться! — Кинул он клич в очередь.

Вышла крепкая женщина и молча приняла вахту и стала переставлять ногу горемычного верифицируемого шахтера, а другой, тоже еще крепкий пенсионер, повел мужика с прострелом к их машине.

Одинокие

… Мы возвращались назад в Донецк последними автобусами, на всех блокпостах – темнота. Шли толпой пешком . Хорошо, что никто не упал! Иначе, как потом поднимать в темени эту «кучу малу»?

Мы шли домой – многочисленной колонной – с одинаковыми проблемами, одинаковой бедой. Нас было много. Пока еще много. Такие вот многочисленные и до боли одинокие…

Это рассказ очевидца и таких свидетельств тысячи. Но в Киеве, Вашингтоне и Брюсселе до этого нет никакого дела.

Источник: https://www.donetsk.kp.ru/daily/26756.5/3786331/

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: