Сергей ЛавровГлава Министерства иностранных дел России Сергей Лавров 31 октября на встрече с членами Ассоциации европейского бизнеса в Москве привёл примеры конструктивной позиции России касательно Минских соглашений и выразил уверенность, что во Франции и Германии понимают, кто именно блокирует выполнение Минских соглашений. Как пояснил Сергей Лавров, российская сторона сделала три серьёзных политических уступки украинским властям в выполнении Минских соглашений.

Первая уступка касается появления «формулы Штайнмаейра».

«Пётр Порошенко стал говорить, что закон об особом статусе нельзя принимать, пока не пройдут выборы, потому что прежде, чем принимать такой закон, он, дескать, должен знать, кто будет руководить Донбассом. Иначе говоря, если выберут людей, которые ему нравятся, он предоставит особый статус, хотя если выберут тех, кто ему не нравится, он забудет про этот статус», – цитирует слова Сергея Лаврова пресс-служба МИДа РФ.

Эта абсолютно футуристическая дискуссия продолжалась очень долго, пока занимавший тогда пост вице-канцлера, министра иностранных дел, а ныне президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер не предложил свою формулу, которая теперь так и называется «формула Штайнмайера» о том, что закон об особом статусе принимается и вступает в силу в предварительном порядке в первый день выборов и в окончательном виде вступает в силу, когда ОБСЕ распространит свой доклад о наблюдении за выборами.

Глава МИДа РФ подчеркнул, что российская сторона согласилась на эти условия, хотя в Минских соглашениях сказано, что особый статус должен быть введён до выборов в Донбассе. Спустя год эта формула не стала юридическим документом и, как оказалось, причина была в том, что Пётр Порошенко посчитал, что после выборов представители ОБСЕ могут признать их недемократическими и несправедливыми.

«Тогда президент России Владимир Путин сказал, чтобы записали, что предварительно закон вступает в силу в день голосования, а окончательно в день, когда ОБСЕ распространит доклад, подтверждающий, что выборы были свободными, справедливыми и отвечающими критериям ОБСЕ. Все согласились», – рассказал Сергей Лавров.

Это была уже вторая уступка, хотя в Минских договорённостях на эту тему ничего нет. Там говорится, что закон нужно принять до выборов, чтобы те, кто будет на них голосовать, знали, какими полномочиями наделят людей, за которых они голосуют. Третья уступка со стороны Российской Федерации была в вооружении наблюдателей миссии ОБСЕ.

Как рассказал Сергей Лавров, вначале это желание украинской стороны было неприемлемо даже для европейцев, но сейчас в СБ ООН находится проект резолюции по введению миссии ООН в Донбасс для защиты наблюдателей ОБСЕ, который выдвинула Россия. Но украинцы и американцы вновь не согласны и утверждают, что необходима другая резолюция. Сергей Лавров упомянул и другие ситуации, которые наглядно демонстрируют неконструктивную позицию Украины.

Например, катастрофу с малазийским «Боингом» над Донбассом. Обвинения в адрес России звучат, но все доказательства секретны, а расследование авиакатастрофы до сих пор не закончено. Другой пример – более года украинская сторона не может отвести силы от Станицы Луганской. Наблюдателями ОБСЕ уже восемь раз фиксировался необходимый недельный период «тишины» на участке разведения, но всё равно украинская сторона ссылается на свои данные и отказывается проводить разведение сил.

По мнению главы МИДа, Украина злоупотребляет хорошим отношением Берлина, Парижа и Вашингтона. Сергей Лавров призвал украинских политиков прекратить «играть в эти игры и выполнить свои обязательства».

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: