Шахтер - шахта Засядько 2015 годМизерные зарплаты

Условия работы шахтеров сопряжены с опасностью для жизни. Но не менее рискованно пытаться выжить на такие мизерные зарплаты, а точнее на их отсутствие. Эксперты считают, что власть и олигархические группы могут пойти на уступки только в том случае, если на них достаточно сильно надавят. А именно: чтобы теперь перед ними появился риск многомиллиардных долларовых потерь. Последние, в свою очередь, могут поспособствовать открытию криминальных дел против бастующих горняков. Но у шахтеров, к сожалению, выбора нет, остается один риск.

В США зарплата шахтеров более 4 тысяч долларов. Средняя зарплата в угольной промышленности в Украине 6 тысяч гривен, это чуть более двухсот долларов. Тем более что она еще не вовремя выплачивается, заявляет председатель Независимого профсоюза горняков Украины Михаил Волынец.

«Сегодня 3 из 4 шахт стоят. Люди в это время, когда вы позвонили, находятся у министра. И пока конкретных результатов нет. Они спрашивают: «Когда вернут ворованные сыном Януковича пласты?» Оказывается, что уже другие люди оформили их на себя. Это те люди, которые сейчас при власти. И оформили они их на подставных лиц», — отмечает глава профсоюза.

Если пласты не вернули, лавы не заряжены, то уже зарплаты не будет, считает М. Волынец.

«И так по другим шахтам. Если не пласты украли, то оборудование. Если не украли оборудование, то смотрящий полностью управляет активами и финансами, и расставляет кадры. В Донецкой области 90% генеральными директорами назначены люди с оккупированной территории. То есть, на территории, подконтрольной украинской власти, директорами министр назначил людей из оккупированных областей. Не потому что он так сам хотел. Ему смотрящие сказали, что именно этих людей надо назначить. Почему именно их? Потому что они согласны работать по криминальным и коррумпированным схемам. И ясно, что в любой момент, когда контролирующие органы будут их спрашивать, они уедут к своим семьям на оккупированные территории», — заявил он.

Сегодня сложилась такая ситуация на государственных шахтах: запасов угля в украинских недрах на 834 года, запасов газа — на 26 лет, а нефти — на 33 года. То есть, альтернативы углю нет, считает глава профсоюза.

«У нас есть тепловые электростанции, коксохимические, металлургические заводы, которые должны работать на украинском угле. Пока везем уголь из-за рубежа, по цене, превосходящей в 3 раза украинский. Вот такая проза жизни. А в результате того, что шахтерам не платят зарплату и плохо работают предприятия, средства не перечисляются в бюджеты центральных и местных органов власти. И в связи с этим в мегаполисе Селидовуголь в городе Горняке закрывают две школы: 18-ю и 19-ю. В городе Мирнограде, где объединение Мирноградуголь, пытаются закрыть 4-ю школу. Почему? Потому что нет финансов. Там жизнь просто умирает», — подчеркнул М. Волынец.

С одной стороны, у нас шахтерская отрасль является дотационной по причине разных объективных обстоятельств. С другой — это действительно тяжелая профессия с угрозой для здоровья, жизни, поэтому определенным образом с учетом вредности производства она и должна оплачиваться, считает эксперт по социальным вопросам Андрей Павловский.

«Государство должно искать компромисс, потому что без угля, когда у нас недостаточно собственных энергетических ресурсов, жить невозможно. Таким резервом, который держит Украину на плаву, должна быть угольная отрасль. Но другое дело, что устаревшие технологии, вопросы с охраной труда, техникой  безопасности – это все проблемы, которые накапливаются годами и не решаются. Всё это, в том числе и недостаточная оплата труда, а иногда и задержка на несколько месяцев зарплаты – это приводит к возмущению горнорабочих. Мы видим, что это возмущение прорывается, и люди остаются после смены под землей, отказываются подниматься на поверхность, или не выходят на работу, или перекрывают движение транспорта на улицах своих городов или населенных пунктов, там, где есть эти шахты», — заявил эксперт.

Тяжело сказать, какой должна быть зарплата в Украине. Хочу сказать, что шахтеры в соседней Польше имеют в несколько раз большую зарплату по сравнению с тем, что имеют наши шахтеры, отметил он.

«Я уже не говорю о других европейских странах, где есть подобные отрасли», — подчеркнул А. Павловский.

Напомню, когда в мае прошлого года была забастовка на экспортных металлургических предприятиях в Кривом Роге, тогда требовали поднять зарплату до 1000 долларов или 1000 евро, отмечает юрист Центра социальных и трудовых исследований Виталий Дудин.

«В таком случае зарплата шахтеров увеличилась бы раза в два. У нас все основные профессиональные группы получают как минимум в 2 раза меньше, чем в самой бедной стране Евросоюза — Болгарии. Из-за этого, собственно, люди и бегут в другие страны: в Польшу, Чехию, страны Прибалтики. Поэтому в экспортных предприятиях зарплата должна составлять тысячи долларов, если мы хотим уравнять ставки даже не с какими-то среднеевропейскими, а с минимальными европейскими для того, чтобы остановить отток рабочей силы», — заявил юрист.

В угольной отрасли ситуация намного хуже. Там производство не модернизировалось, отмечает В. Дудин.

«Эта продукция не пользуется соответствующим спросом из-за того, что эти предприятия не модернизировались долгое время, и они играют более специфическую роль в нашем производстве. В угольной сфере есть проблема просто с невыплатами зарплат», — подчеркнул он.

Шокирующие долги

Зарплаты задерживают, потому что государство рассматривает их рабочих, как какой-то лишний актив. Наверное, так  происходит, чтобы люди сами разбежались и уехали в Польшу или Чехию. Это, возможно, одно такое предположение, может быть, циничное. По другим причинам – просто не хватает денег, исходя из нынешних экономических приоритетов, считает В. Дудин.

«Эти шахты исторически дотировались, и не вкладывались деньги в какое-либо их развитие. Поэтому угольная отрасль сегодня объективно находится в худшем положении, чем железнорудная. Хотя на шахтеров распространяется во многом схожие социальные гарантии, на какой бы шахте они не работали. Есть Закон о престижности шахтерского труда, где написано, что эта работа должна оплачиваться выше, чем какая-либо другая из-за своей опасности», — заявил юрист.

Мы наблюдаем ситуацию, при которой долг по зарплате перед угольщиками растет на самых экспортноориентированных предприятиях (в частности, в Кривом Роге получают в два раза меньше, чем имели бы право получать). Кажется, что государство не учитывает того риска, который несут люди, ежедневно спускаясь в шахту. Это уже моральный аспект, подчеркнул В. Дудин.

«Существует опасность социальных протестов, думаю, если будет затянут процесс с погашением задолженности по выплате зарплат, протесты обязательно будут. Выйдут люди из угольных шахт, в частности, в западном регионе: это Волынская и Львовская области. И люди в Донецкой области, там, где угольные шахты: это Павлоград  Днепропетровской области. Думаю, люди из этих регионов доведены до достаточной степени отчаяния, и они готовы ехать в Киев и организовывать протесты. Насколько они будут радикальными – это другой вопрос», — отмечает В. Дудин.

«Но я все-таки полагаю, что государство осознает риски, и деньги будут выделены на погашение задолженности, но это не решает проблемы системно. Угольные шахты будут находиться в таком зависимом от правительства и от его действий состоянии», — считает юрист.

«В то же время есть информация, что в тех районах, где шахтеры получают стабильную зарплату, возможно, будут забастовки ближе к весне, если их зарплата не увеличится, и это будут не просто отчаянный стук касками под Кабмином – это может быть сопряжено с остановкой предприятий горно-металлургического комплекса. Насколько мне известно, ситуация развивается очень стремительно», — резюмировал он.

Задерживают зарплаты также по причине целого ряда непонятных коррупционных обстоятельств, отмечает А. Павловский.

«Удивительно, когда задерживают зарплаты на государственных шахтах, когда государство должно перечислять в бюджет. Задерживают, потому что не выкупают уголь. Особенно Львовско-Волынский бассейн, там, где есть государственные шахты, доходит до того, что стоят целые горы уже добытого угля и его почему-то государство не отдает тепловым станциям, не дают необходимых вагонов и так далее. Там масса проблем. Не вывозят уголь, не перечисляют деньги. И так одно за другим по цепочке. Я думаю, что проблемы в целом – это плохая организация управления отраслью правительства Гройсмана, которые не уделяет достаточно внимания такой важной отрасли, которая могла бы стать поддержкой в энергетической базовой независимости Украины», — считает А. Павловский.

Эффективность протестов

Есть разные формы борьбы. Переговоры, делегирование людей в Киев, написание писем – не дали никакого эффекта, заявляет М. Волынец.

«Поэтому люди, списавшись в социальных сетях, вышли на акцию протеста 14 февраля 2018 года. Акция продолжается по сегодняшний день. Лавы не обновляются. Если так будет продолжаться, просто лавы будут затоплены», — отмечает глава профсоюза.

Я думаю, что угольщики выбьют погашение задолженности, но уровень зарплат там возрастать не будет – это понятно, потому что отрасль постоянно покидают молодые, а остаются люди более старшего возраста, которые не всегда готовы идти на забастовки и далее, считает В. Дудин.

«В плане угольных предприятий это уже, скорее, вопрос, есть ли у правительства инстинкт самосохранения. В их интересах выплатить этот  долг в полном объеме, чтобы снять напряженность. А на железорудных предприятиях – это уже зависит не от центральной власти, а от тех олигархических групп, которые контролируют отрасль. Готовы ли они пойти на уступки? После забастовки в мае 2017 года, когда возникла опасность остановки предприятий и нанесения этим многомиллионного ущерба, причем в долларовом эквиваленте, то тогда собственники пошли на повышение на некоторых предприятиях от 7 до 10% зарплаты. В таком скромном размере, я думаю, они и будут повышать зарплаты и то при большом давлении», — подчеркнул он.

«Думаю, что они, безусловно, эффективны и власть обращает на это внимание и боится их, и даже начинает угрожать профсоюзным активистам, шахтерам, которые протестуют», — отмечает А. Павловский.

«Насколько мне известно, против десятка шахтеров открыли криминальные дела за то, что они протестовали, бастовали и так далее. То есть, в данном случае власть давит на рабочий класс. Это означает, что мы видим классический пример противостояния олигархов и шахтеров. Шахтеров пытаются запугать, чтобы они не боролись за свои элементарные социальные права», — заявил эксперт.

Так, была ситуация, когда судили горняков на шахте «Ингульская» (г. Кировоград) по добыче урана, рассказывает М. Волынец.

«Состоялось два судебных заседания, и, когда мы обратились на международный уровень и получили поддержку от депутатов парламента Великобритании, зарегистрировали проект постановления, выступили и заслушали заседание двух палат, когда дали адвокатов рабочих, тогда собственники отозвали заявление», — резюмировал глава профсоюза.

Print Friendly, PDF & Email