«Всем прижаться к земле!»   

Это командует «Шахтер». За три года окопной войны у бойца с таким донбасским позывным выработался инстинкт, который помогает солдату выжить на линии фронта.   

Как признался сам «Шахтёр», он всегда знает, когда в него целятся, а когда в него будут стрелять. Сомневаться в его словах не приходится, ведь в следующий момент мы слышим оглушающий взрыв.   

Противотанковая управляемая ракета разорвалась примерно на том месте, где мы были буквально несколько минут назад… 

В 80-ти метрах за спиной

Война в Донбассе не прекращалась ни на день. К этой фразе уже привыкли, она даже стала банальной. Боестолкновения по всей линии соприкосновения с украинскими военными периодически усиливаются, но бывают и затишья.

— Тишина — самое опасное время. Не знаешь, когда прилетит, — признается боец с позывным «Кобра». Мужчина лет за 40 сидит на мешке с песком в окопе глубиной под 2 метра. Он смотрит в камеру уставшими глазами, но полными решимости. Позиции украинской армии находятся за его спиной в 80-ти метрах.

— Они ежедневно бьют по нам. СПГ применяют, иногда БМП, стрелковое, крупнокалиберное, — сжимая в черных от земли руках автомат Калашникова, говорит «Кобра».

«Говорю «бежать» — бегите!»  

Мы находимся в окопах в Авдеевской промзоны. Это одна из самых горячих точек вооруженного конфликта в Донбассе. Здесь украинские флаги можно увидеть невооруженным глазом, так близко располагаются позиции обеих сторон. По утрам здесь можно услышать украинский гимн. На той стороне эту процедуру называют психологическим оружием. У солдат Вооруженных сил ДНР это вызывает лишь смех и только. В окопах бойцы шутят между собой, что таким образом ВСУ скорей только себя пытаются мотивировать на бой, иначе воевать не хотят.

Чаще всего передвигаться приходится трусцой, перерастающей в бег. Даже в окопах приходится пригибаться. Липкое чувство, что кто-то смотрит на тебя сквозь снайперскую оптику, не покидает ни на миг. И тут полностью приходится полагаться на опыт «Шахтёра». Следуем за ним и соблюдаем все его инструкции.

— Если говорю «бежать» — вы бегите, — последние напутствия перед тем, как выйти из укрытия.

Проносимся по окопам, пригнувшись. Бронежилет прилип к пропитанной потом форме. Ныряем в тёмный блиндаж. Здесь приходится передвигаться буквально на ощупь. Кромешная тьма и только тонкие лучики света прорезают мрак. Пару раз всё же ударяюсь о деревянные балки. В такие моменты понимаешь, что каска явно не лишняя. Подбираемся в плотную к украинским позициям. Тут мы и познакомились с «Коброй». Его сослуживцы продолжают окапываться. Когда жизнь зависит от того насколько глубоким будет блиндаж, то ты будешь буквально ногтями рвать твёрдую землю, лишь бы спастись. Один из бойцов проводит нас в место, куда в последствие ударит ПТУР.

— Всё же нас заметили, — констатирует «Шахтёр».

Когда шахтёр взял в руки автомат 

«Шахтёр» сидит в траншее и рассказывает, что уже третий год воюет. Его боевой путь начался с того дня, когда ВСУ ударили по его шахте. Он и его коллеги были заблокированы под землей. На следующий день после освобождения из подземного плена, «Шахтёр» взял в руки автомат.

— Вот здесь на «Ангаре» в феврале 2017-го мы с моим напарником уничтожили двух девушек снайперов. Как мы потом узнали, полячки-биатлонистки. И вот буквально недавно, может недели три назад слышали, как перекрикивались иностранные наёмники. На той стороне есть венгры, поляки, говорят и сербы есть. По некоторым данным, есть даже американские подразделения снайперов. Мы слышали, как работают М-16, — делится информацией военный.

Пробираемся по подземным тоннелям. Чувствуется запах вкусного обеда. Рядом полевая кухня. Аромат пробуждает аппетит. Находим источник запахов — на мангале с металлической решеткой стоят несколько мисок и чайник. Вода закипает. Скоро можно будет вкусить фронтового кофе.

Здесь мы познакомились с молодым парнем. Его позывной «Кучер». Война для него началась с окончанием учебы. Закончив строительный технику в родном городе, он проработал пару месяцев каменщиком, а после ушел в ополчение. На счету молодого, но опытного солдата бои в Иловайске, Никишино, Дебальцево. С декабря его подразделение защищает Республику в Авдеевской промзоне. Слышим тонкий писк. Тут любой звук воспринимается иначе, но переживать было зря. По глубокому окопу гордо идёт рыжий боец-разведчик с позывным «Пуля». Кот забирается на руки к «Кучеру» и с наслаждением мурлыкает, когда солдат гладит его по рыжей шерсти. Мурлыкающий воин живёт в окопах и скорее всего по обе стороны фронта.

— Ходит на ту сторону, — говорит «Кучер», а «Пуля» всё так же с упоением получает удовольствие от ласки военного.

Беседу с бойцом прерывает ещё один взрыв. Это СПГ. Снова приходится прижиматься к земле, но активным боев эти взрывы назвать нельзя.

— Вам нужно уже уходить. Скоро начнётся бой. К вечеру всё начинается, поэтому лучше вам уехать, — советует «Шахтёр».

Снова трусцой пересекаем траншеи. Форма окончательно промокла от пота. Бронежилет — хорошее средство обогрева. Камера бьётся о плиты. Под ногами хрустят осколки. На земле лежит разорвавшая противотанковая управляемая ракета. Точно такая же, какой нас обстреляли часом ранее.

Под шинами трещат поржавевшие осколки. Мы уезжаем с передовой под звуки начинающегося боя. Всего несколько минут и спокойная обстановка сменилась на активный бой. Здесь такое происходит ежедневно. Днём можно перевести дух, чтоб вечером сдерживать натиск врага. Война в Донбассе продолжается.  

Их курс на войну 

Параллельно с нашей поездкой на Украине принимают закон о реинтеграции Донбасса. Закон, который развяжет окончательно руки украинским военнослужащим. Теперь они будут вполне законно обстреливать территорию Донецкой Народной Республики. В Донбассе воспринимают принятие такого закона, как очередной шаг к активным боевым действиям. Кроме того, Порошенко внес в Раду законопроект «О создании условий для мирного урегулирования ситуации в отдельных районах Донецкой и Луганской областей», который продлевает на год особый статус региона. В документе указывается, что ДНР и ЛНР «являются нелегитимными» и не обладают «никакими территориальными правами». Всё это говорит лишь о том, что украинское правительство держит курс на войну. И это логично, ведь кроме того, что жизненно важно для нынешней политической элиты Украины, но это ещё и прибыльный бизнес. Можно продавать оружие заграницу, а потом взрывать склады с боеприпасами или просто списывать всё на «АТО». Украина уже давно стала международным «оружейным бароном».

Фоторепортаж из Авдеевской промышленной зоны.

Автор: Денис Григорюк
Источник: https://denyaleto.livejournal.com/159070.html

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: