Мы часто говорим о возможных наступлениях украинских войск на самых опасных участках донецкого фронта. Линия соприкосновения – триста пятьдесят километров. Только в Донецкой республике. Предполагая наступление ВСУ называют чаще всего: Горловское направление (окружить Донецк), Комсомольское и Новоазовское (движение в сторону российской границы).

Как выглядит танковый прорыв в настоящих армиях приличных государств?

Вот у меня есть кадры с «Востока-2018» . Действия российской Уральской 90-й танковой дивизии, при поддержке 74-й Юргинской мотострелковой бригады.

Девяностая была вновь сформирована не так давно (в России до этого имелась лишь одна танковая дивизия – легендарная Кантемировская, теперь две). В советские времена в 90-й дивизии служил нынешний Начальник Генштаба России Валерий Герасимов. А 74-й бригадой, в начале Первой Чеченской компании, командовал полковник Аркадий Бахин (в последствии первый заместитель МО РФ), и он был тогда тяжело ранен.

Вот так идут на прорыв условной линии фронта двести танков, БМП и единиц автотехники. Тут не показаны предварительные грандиозные усилия инженеров, тыловиков, разведчиков, и тд и тп. И вот вопрос: есть ли такая сила у ВСУ, чтоб накопить её и пустить в прорыв на одном из трёх, ране названных, направлений?

А ролик — информация для размышления. Для апологетов западной идеи 😉. Не надо угрожать прорывами стране, у которой только в одних маневрах 36000 танков участвуют.

Украинский народ даже в намеках не имею. Это все лично к Петру Алексеевичу…