Я, стараюсь не «анализировать» и не комментировать чужие новости. Правда, случается, они оказываются настолько мощными, и важными для меня, что я отступаю от правил. Редко. Когда нет моих собственных новостей, я считаю полезным рассказывать вам о тех незначительных (казалось бы) эпизодах прошлых войн, свидетелями которых я был, причём показывать их вам, при этом, натурально, так, как это было снято. Без присутствия десяти навязчивых сопровождающих офицеров из ПРЕССЛУЖБЫ, без их окриков:
— «Так! Это нельзя снимать»!
— «Почему»!?
— «Ну нельзя и всё, чего я тебе, объяснять должен»!
Были, были другие, нелощёные времена. Хотя, надо признать, нормальные, действительно помогающие работать офицеры еще остались. А вот система прежней открытости армии канула, это и печалит.

Случай, о котором я нынче толкую, произошёл у нас, на Ханкале, в начале второй чеченкой компании. Привезли бойца в медбат, с гранатой в ноге: влетел ВОГ в ногу, там, внутри, в мясе, от гранаты отлетел взрыватель, и опутался проводами вокруг бедренной кости. Солдат был в сознании. Комбат, Толик Калмыков, и хирурги – решили доставать.

Вынесли раненого «на природу», чтоб, если взорвётся, не обрызгать фрагментами тел стерильную палатку – операционную. Хирурги: Игорь Песикин, Юра Сикорский, анестезиолог Марат Курмансеитов, а вот операционную сестру помню только по прозвищу – «Бантик». Обложили раненого бронепластинами, усыпили его, надели бронежилеты, и, разрезав бедро, достали гранату. Игорь Писикин достал, и он же потом запустил руку в рану, как в карман, нащупал, распутал провода, и вытащил взрыватель, рискуя остаться без руки, для хирурга это – прощай профессия! Да и погибнуть там могли все, если бы ВОГ сработал. Врачи-то находились в метре от гранаты.

Таких вариантов, с гранатой в теле, известно много. Но! Чтоб была возможность вот так подробно снимать операцию по извлечению!? Это уникальный случай. Уникальная работа репортёров. Кстати, наша камера была там одна. Кроме нас, «Вестей», никого не было.

Обычно военные, либо прячут такие истории от репортёров, или мы, случайно узнав, увидев, слышим привычное «Нельзя»! Всё должно быть, как надо, как запланировано и, как подготовлено. А ведь этот экспромт — и подвиг в кадре, и наша история.

Кстати, Песикин, Курмансеитов, Сикорский и сейчас оперируют, опытные светила, с лёгкой рукой! А вот где «Бантик» — я не знаю.