Вокруг письма патриарху Кириллу и епископату (фактически — Архиерейскому собору) Русской Православной Церкви от «патриарха Киевского и всея Руси-Украины Филарета», в миру — Михаила Денисенко, 1929 года рождения, лишенного сана митрополита в 1992 году и отлученного от церкви в 1997 году, разгораются нешуточные страсти.

Что на самом деле произошло

Заслушав текст «письма Филарета», Архиерейский собор вынес официальное определение:

«Архиерейский Собор заслушал письменное обращение бывшего митрополита Киевского и всея Украины Филарета к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу и епископату Русской Православной Церкви от 16 ноября 2017 года.

В письме содержится просьба о восстановлении евхаристического и молитвенного общения с христианами, состоящими в украинском церковном расколе, и об отмене «всех решений, в том числе о прещениях и отлучениях… ради достижения Богом заповеданного мира между единоверными православными христианами и примирения между народами». Письмо завершается словами: «Прошу прощения во всем, чем согрешил словом, делом и всеми моими чувствами, и так же от сердца искренне прощаю всем».

Собор с удовлетворением воспринимает обращение как шаг к преодолению раскола и восстановлению церковного общения со стороны тех, кто некогда отпал от единства с канонической Украинской Православной Церковью.

В 2008 году Архиерейский Собор Русской Православной Церкви в определении «О единстве Церкви» одобрил усилия Украинской Православной Церкви по преодолению раскола посредством диалога, в основе которого «лежат верность каноническому преданию Церкви и стремление возвратить в церковное общение отделившихся от спасительного единства».

В Обращении Священного Синода Русской Православной Церкви от 26 июля 2010 года к православным христианам Украины, пребывающим вне единства со Святой Церковью, сказано: «Что может быть более желанным, чем возвращение отделившихся братьев в спасительную ограду Единой Святой, Соборной и Апостольской Церкви? Это было бы подлинное торжество Православия, торжество любви Христовой! Мы молимся о приближении того часа, когда уклонившиеся в раскол свободно и непринужденно пожелают вернуться в лоно Церкви; о том, чтобы настал этот долгожданный день, который принесет мир и спасение многим измученным душам. И мы верим, что он непременно настанет».

После горестных двадцати пяти лет раздоров, насилия, взаимной неприязни, обид и нестроений, возникших в украинском Православии и украинском обществе в результате раскола, появляется, наконец, возможность встать на путь восстановления единства.

Сегодняшний долг и тех, кто пребывает в Церкви, и тех, кто стремится к воссоединению с нею ― в ежечасном подвиге взаимной любви и самоотречения, дабы преодолевать многолетнее отчуждение, уповая на милосердие и благость Господа и Бога нашего Иисуса Христа, средостение вражды разрушившего. Решительный отказ от насилия и захвата храмов, отказ от взаимных обвинений и упреков, взаимное прощение друг другу старых обид ― вот те целебные средства самопожертвования и любви о Христе, которыми только и может быть восстановлено единство канонической Церкви на Украине.

Для ведения дальнейших переговоров с отделившимися от церковного общения, Собор учреждает комиссию в составе:

1) митрополит Волоколамский Иларион (председатель);
2) митрополит Бориспольский и Броварской Антоний (УПЦ);
3) митрополит Каменец-Подольский и Городокский Феодор (УПЦ);
4) митрополит Луганский и Алчевский Митрофан (УПЦ);
5) протоиерей Николай Балашов;
6) протоиерей Николай Данилевич (УПЦ);
7) протоиерей Игорь Якимчук (секретарь).

Для ведения переговоров в необходимых случаях комиссия может привлекать консультантов».

Сам митрополит Иларион, принявший на себя бремя председателя переговорной комиссии, по этому поводу высказался следующим образом:

«Бывший глава Украинской митрополии Русской Православной Церкви в своем письме призывает к тому, чтобы наш Архиерейский Собор сделал шаги по восстановлению церковного единства… Письмо было зачитано на Архиерейском Соборе, и в духе евангельского учения о прощении, о том, что всегда нужно давать возможность для диалога, открывать двери для переговоров, Архиерейский Собор Русской Православной Церкви принял определение, в соответствии с которым создана комиссия для переговоров со структурой, возглавляемой бывшим митрополитом Филаретом…

Думаю, если мы заинтересованы в том, чтобы этот диалог начался, мы должны, конечно, быть очень осторожны в подаче материала. Подача материала не должна быть провокационной…

Мы не можем сейчас говорить ни о каких условиях. Если мы начнем выдвигать условия до начала переговоров, то сами переговоры никогда не начнутся. Думаю, что все условия могут быть выставлены с обеих сторон в ходе переговоров, а дальше надо смотреть, как пойдут эти переговоры. Но хотел бы подчеркнуть, что действительно бывший митрополит Филарет сделал шаг к восстановлению единства канонической Церкви на Украине. Это была его инициатива, вопреки некоторым заявлениям, которые сейчас звучат из Киева, что якобы Москва инициировала этот процесс. Мы ничего не инициировали. Инициатива исходила от него. Письмо было передано его посланцами, и реакция Архиерейского Собора на это письмо была положительной…

Думаю, мы должны подождать решения киевской стороны относительно того, будет ли с их стороны назначена комиссия. Если она будет назначена, тогда договоримся о месте и времени проведения переговоров».

Синодальный отдел Московского Патриархата по отношениям Церкви с обществом добавил к словам митрополита Илариона такую фразу: «Эти слова («патриарха» Филарета. — А.М.) были восприняты членами Архиерейского Собора как свидетельство готовности начать переговоры о преодолении печального разделения, длящегося четверть века».

Когда вся эта информация стала достоянием гласности, пресс-секретарь «Украинской православной церкви Киевского патриархата» (УПЦ КП) «архиепископ Черниговский и Нежинский» Евстратий (Зоря) опубликовал полный текст письма «патриарха» Филарета со следующим комментарием:

«1. Письмо написано по просьбе из МП (Московского Патриархата. — А.М.), чтобы быть основанием на Соборе (Архиерейском соборе. — А.М.) восстановить возможность молитвенного единения. К сожалению, эту возможность Собор отверг.

2. Письмо написано с дипломатическим желанием сохранить «лицо» адресата, чтобы он мог его сберечь. К сожалению, адресат не пожелал учитывать ничьи желания, кроме собственных.

3. Речь идет о том, чтобы РПЦ «отменила яко не бывшие» все решения, которые препятствуют ей общаться с УПЦ КП. То есть признала их недействительными изначально. Патриарх Филарет анафемы и отлучения никогда не признавал и не признает, поэтому ЕГО они не волнуют. Те, кого это волнует, — пусть ищут способ их отменить.

4. Патриарх не имеет причин «каяться перед РПЦ», поскольку не виноват ни в чем из того, в чем его обвиняют. А прощать и просить прощения ЛИЧНО — долг каждого христианина.

5. Патриарх Филарет как Предстоятель Церкви является собратом всем другим Патриархам и Предстоятелям. Даже если они ведут себя не по-братски».

А теперь, собственно, сам текст письма «патриарха» Филарета, опубликованный «архиепископом» Евстратием (кстати, выложенный скан не содержит никаких признаков, подтверждающих его официальный статус: бланка, номера и т.д., т.е. подан как личное письмо): (скриншот ниже)

Что все это значит?

Если говорить в широко распространенных терминах современной рыночной экономики, то религиозные институты: централизованные, как традиционные христианские церкви, или сетевые, как исламские, иудаистские и буддистские структуры и созданные по их подобию христианские секты, — это не «пережитки прошлого», а весьма успешные корпорации с многовековой и даже многотысячелетней историей, равных которым трудно найти в мире большого бизнеса и большой политики. И добиться такого результата они могли только при сочетании двух вроде бы взаимоисключающих, но на деле — взаимообусловленных и взаимодополняющих принципов: жесткой внутрисистемной организации при достаточной гибкости в отношениях с окружающим миром.

Православным церквям, которые именуются также «ортодоксальными», оба эти принципа присущи в полной мере. Но, как правило, «поступаться принципами» в православной традиции не принято — даже при самых неблагоприятных для этого внешних обстоятельствах. Потому что мир все-таки един, и определенный способ действий неизбежно, рано или поздно, приводит к таким же определенным результатам. Что и запечатлено нормами канонического права — своего рода «Правилами техники безопасности» в религиозно-церковных делах.

Похоже, в ситуации с «письмом Филарета» эти правила соборным образом решено было не принимать во внимание. Примерно так же, как это происходило в экспериментальных испытаниях на Чернобыльской АЭС, приведших к известной катастрофе 26 апреля 1986 года.

Если говорить максимально приближенным (но без утраты смысла) языком, то следует обратить внимание на следующие обстоятельства.

Была ли официально отменена в отношении «патриарха Филарета» — по любым основаниям — анафема 1997 года? Ответ — нет.

Кем, в таком случае, выступает для Московского Патриархата «патриарх Филарет» — нераскаянным еретиком, отлученным от Церковного единства, или собратом во Христе, Предстоятелем одной из каноничных православных Церквей? Ответ — он является «бывшим митрополитом Киевским и всея Украины».

Уже здесь имеет место лукавство. Вы не можете сегодня садиться за стол переговоров с «бывшим митрополитом Киевским», не установив для себя его нынешний статус. Никто не вел переговоров с фельдмаршалом Маннергеймом как с «бывшим генералом» российской императорской армии. И с Гитлером, как с «бывшим ефрейтором» армии Второго рейха. И со Сталиным, как с «бывшим учащимся Тифлисской семинарии». Это вообще нонсенс. Это жена еще может вести переговоры с бывшим мужем, или муж — с бывшей женой, а здесь — совсем другое.

Но «если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно». И если митрополит Иларион именно таким образом определяет статус своего потенциального партнера по переговорам — значит, он заинтересован именно в таком статусе, поскольку заинтересован в самих переговорах, но не желает этого показать публично. Отсюда — его фразы: «Мы не можем сейчас говорить ни о каких условиях. Если мы начнем выдвигать условия до начала переговоров, то сами переговоры никогда не начнутся» и: «если мы заинтересованы в том, чтобы этот диалог начался…»

Стало быть, заинтересованность есть — иначе никакой переговорной комиссии от Московского Патриархата во главе с митрополитом Иларионом не было бы вообще!

И текст «письма Филарета», увы, подтверждает версию не Илариона, а «архиепископа УПЦ КП» Евстратия — что инициатива исходила не из Киева, а из Москвы.

Потому что анафематствованный в 1997 году «патриарх Киевский и всея Руси-Украины» Филарет ни слова не говорит о своем раскаянии в совершенном им расколе — но только просит прощения и «прощает всем». Это значит, что убийства православных священников и мирян «правосектантами» на Украине будут продолжаться, церкви и монастыри — захватываться, а «иерархат» УПЦ КП все это — освящать и благословлять. Именем Иисуса Христа и с братской христианской любовью, разумеется.

Более того, нераскаянный еретик «патриарх Филарет», чья «Украинская православная церковь Киевского патриархата» за четверть века ее существования так и не принята в евхаристическое и даже в молитвенное общение ни одной канонической православной церковью мира, в своем письме пишет от имени всех «православных Украины», что лишь подчеркивает его стремление создать и возглавить «поместную церковь Украины».

Называя себя «собратом и сослужителем», он тем самым подчеркивает, что все его действия за истекшие 25 лет, включая создание УПЦ КП, — полностью верны, и Русская Православная Церковь обязана официально это признать. Самолично открыв тем самым путь к переговорам и признанию со стороны других православных церквей — прежде всего, Константинопольской Церкви во главе с патриархом Варфоломеем, который, при всей его неприязни к России и РПЦ, все-таки до сих не решился ни на какие официальные, с канонической точки зрения, действия, хотя «патриарх Филарет» неоднократно просил его об этом.

Когда мы говорим о «вирусе украинства», то «письмо Филарета» — наглядное учебное пособие по этому самому «вирусу»: сделать гадость — попросить прощения и, получив его: «по-христиански» или по-человечески, — сделать еще большую гадость. И снова говорить о любви и братстве, «в случае чего» картинно удивляясь: «А нас-то за що?»

Это понятно. Непонятна реакция Архиерейского собора РПЦ, странным образом «забывшего» евангельскую истину:

«Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытáрь» (Мф. 18:15-17).

Не наблюдаем ли мы свидетельство того, что этот «вирус» поразил и епископат Русской Православной Церкви? Не очевидно ли, что в Москве это письмо уже «ждали» и что писалось оно действительно по просьбе тех кругов Московского Патриархата, которые заинтересованы в «диалоге» с «патриархом Филаретом» и его присными — на любых условиях. Иначе непонятно, как можно было назвать его «шагом к восстановлению церковного единства» — если из текста письма ясно следует, что это — шаг к закреплению и дальнейшему усугублению церковных нестроений?

Потому что, если «патриарх Филарет» прав, то РПЦ — неправа, и эту ошибку надо признать и в ней покаяться. Если же права РПЦ, то до тех пор, пока «патриарх Филарет» и вся УПЦ КП не принесет покаяния, их нельзя считать православными. Третьего не дано. Да — да, нет — нет, остальное от лукавого.

Здесь можно было бы еще долго говорить о том, не является ли данный «диалог» одним из условий «диалога» с Ватиканом и «общерелигиозного» диалога в современном мире, приводить цитаты из многочисленных выступлений и писем «патриарха Филарета», в которых он сам свидетельствует о том, что является «волком в овечьей шкуре», но, наверное, и сказанного выше достаточно для того, чтобы сделать вывод: эксперимент по созданию «духовного Чернобыля» не только запущен, но и вступил в критическую фазу.

Автор: Александр Маслов

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: