Подтираны АТО в ДнепропетровскеА говорят, что мобилизации в т.н. «АТО» на территории Украины нет. На бумаге её нет, конечно, вернее, больше нет. Зато есть призыв. Причём и для нижних чинов, и для офицеров запаса. И проходит он, в том числе, и на территории Харьковской области.

Беспредел под погонами

Все менявшиеся до переворота 2014 года власти обещали покончить с этим пережитком имперского и советского прошлого, существовавшего со времён военной реформы Александра ІІ. И, надо сказать, уверенно шли в этом направлении. И армию сокращали, а вместе с ней план по призыву, и увеличивали количество подлежащих брони, и привлекали народ к службе сверхсрочниками, которые как-то незаметно стали контрактниками. А «страшный и кровавый» Янукович наконец-то выполнил это обещание и отказался от призыва вообще.

А потом, когда государственная власть стала незаконной и развязала войну с собственными согражданами, вернулась Украина не только к призыву, но и к мобилизациям. Причём все шесть волн проводились они по принципу, неведомому даже сотрудникам самих военкоматов. И, разумеется, с откровенными нарушениями прав человека.

Что я имею в виду? Во-первых, увеличение возраста военнообязанности с 40 до 55 лет, чем нарушалось правило, бывшее «священной коровой» даже во время обеих мировых войн.

Во-вторых, не было точной привязки мобилизуемых к нуждам армии в специалистах тех или иных родов войск. Конечно, объявляли, например, что нужны танкисты и артиллеристы, но гребли всех, кого могли поставить под ружьё.

И, наконец, в-третьих, военкоматы нарушали процедуру призыва, которая оставалась неизменной 140 лет. То есть не только зазывали к себе с помощью повесток и не приводили уклонистов на медкомиссии с помощью правоохранителей, а занимались облавами на потенциальных солдат и офицеров.

Хватали наследники «подотдела очистки им. П. П. Шарикова» в погонах бедолаг и в супермаркетах, и на дискотеках, как-то в Харькове попытались вручить повестку адвокату прямо в зале суда. Даже на сессии харьковского горсовета депутатам пытались раздать повестки. Военкоматы призывали в войска людей без должного медицинского освидетельствования, а также тех сограждан, кто не подлежал мобилизации даже по тогдашним нормативным актам.

Является ли такая практика европейской? Да, в XVIII веке так забривали в прусскую армию и британский флот, спаивали в таверне и относили пьяного на корабль или в казарму. Французы тогда же так затащили на службу к королю Фанфан-Тюльпана. Но вот уже двести лет там так не принято. И не только там.

Провинциальный детектив

Казалось бы, мобилизации нет, но есть призыв, а привычки в военкоматах не поменялись. В Киеве и Львовской области — снова облавы, а на Харьковщине, после того как предыдущий губернатор запретил, о такой практике больше не слыхивали.

Нервничают сотрудники военкоматов. 15 тыс. юношей призывного возраста, прописанные в Харьковской области, по данным облвоенкома полковника Юрия Калгушкина, уклоняются от призыва на военную службу. В списке разыскиваемых военкоматами находятся те, кто более года не приходит в военкомат, изменив место жительства, и их объявили в розыск.

Подальше от центра, там, где не стоит ждать проверяющих или прессы, случаются безобразия. Но тайное становится явным в любом случае.

В городе Барвенково посреди бела дня на глазах у взрослых и детей 9 ноября подрались местный военком Александр Щиковский и директор музыкальной школы Пётр Ткаченко. Предмет раздора — повестка в военкомат для сына директора. Отец поехал в военкомат, чтобы попросить перенести приход сына на другой день.

«Захожу — в кабинете стоит характерный запах алкоголя. Начинаю беседу, слово за слово — возникает спор на тему пьянства. Военные посчитали, что это я пьяный к ним зашел. Предлагаю вместе проехаться к специалистам и пройти освидетельствование на алкоголь, разворачиваюсь и направляюсь к выходу из кабинета. После этих слов военком озверел и напал на меня со спины. Посыпались удары в лицо, по голове. К нему присоединились другие сотрудники военкомата, набросились на меня толпой», — рассказывает Пётр Леонидович.

Директору музшколы с трудом удалось вырваться, заскочить в свой автомобиль и приехать на работу. Однако через несколько минут разборки продолжились уже в музыкальной школе.

«Я спустился на крик, смотрю — отец с окровавленным лицом, все бегают, суетятся. Тут стук в дверь. Открываю — врываются военком и его заместитель. Военком хватает меня за шею, начинает душить и тянуть на улицу. Я вырываюсь, меня бьют в лицо и по рёбрам. Дети перепуганы, родители в шоке, все кричат, военком орёт матом. В итоге мне просто пришлось убежать», — рассказывает сам призывник Евгений Ткаченко и сообщает, что от призыва вовсе не уклоняется.

У него с детства проблемы со здоровьем, и в военкомат уже не раз приносили кучу справок, подтверждающих болезнь. В итоге отец и сын Ткаченко, а также коллектив музыкальной школы написали заявления в полицию.

«Патриотам» закон не писан

Однако одно исключение в действиях военкоматов всё-таки было: в войска не призывали уличных «патриотов». Мол, кто из них хотел повоевать, шёл в добробаты, а те, кто не спешил в зону боевых действий, нужен в тылу на обывателей наводить страх и парализовывать всякое желание протестовать. И это правило выполнялось неукоснительно.

И вот в Харькове это негласное правило нарушили. 9 ноября в харьковский офис партии «Рух Нових Сил» пришли представители военкомата, чтобы вручить повестку координатору местной команды Саакашвили Ираклию Имнадзе.

Он рассказал, что связывает происходящее со своей политической деятельностью, а сотрудникам военкомата так и не удалось принудить его взять повестку.

«Без каких-либо прав к нам в офис ворвалась полиция вместе с сотрудником харьковского военкомата, а также оператором и двумя сотрудниками СБУ, которые скрылись от наших камер. Они пытались вручить мне повестку в военкомат. Очень много полиции было, устроили цирк и сказали, что долго меня ищут якобы. Мы даже пытались вызвать полицию, но она не приехала. Таким образом, они пробыли у нас в офисе около часа. Согласно действующему законодательству, повестки выдаются по месту регистрации, поэтому у них ничего не получилось», — утверждает Имнадзе.

Ранее он никогда не скрывался и ни разу не получал никаких повесток или писем с уведомлением по месту постоянной регистрации.

На следующий день военком области Юрий Калгушкин проводил пресс-конференцию. Как сообщил он, офицер запаса младший лейтенант Ираклий Имнадзе живёт и работает в Харькове, но на воинском учёте стоит в Кривом Роге. По закону военнообязанные должны сообщать о смене места жительства в течение 10 дней. За нарушение этой нормы полагается админответственность.

«Из сотрудников СБУ никого там не было, а были представители полиции. Когда он отказался, военкомат обратился в Нацполицию, чтобы они подтвердили, что он действительно отказался получать повестку», — рассказал полковник Калгушкин.

Казалось бы, нынешняя украинская власть построена не только на зверстве, но и на пиаре. А специалистов по этому вопросу истории не учат должным образом. Не знают они, что власть белых в Харькове, поначалу любимая местными обывателями за прекращение реквизиций и украинизации, потеряла уважение именно из-за призыва всех подряд в… Добровольческую армию. Харьковцы готовы были снова покориться большевикам, которые в Красную Армию не забривали тех, кто этого не хотел.

В 80-е годы в СССР тоже совершили фатальную ошибку, начав призывать студентов и прерывая учёбу в вузах. Тогда же, при Андропове, была кампания по борьбе с нарушителями трудовой дисциплины. И в банях, и в поездах, и в кинотеатрах менты и дружинники хватали людей, чтобы выяснить, почему он в рабочее место прохлаждается. И это тоже поспособствовало тому, с какой радостью население расставалось с КПСС.

Ведь эти «перегибы» люди ещё помнят! Неужели нельзя спросить у старших товарищей, чего не надо делать?

Print Friendly, PDF & Email

Рекомендуем: